Новости регионов

 Регионы проекта:

  • Благовещенск   >>>
  • Барнаул
  • Белгород
  • Владимир
  • Волгоград
  • Вологда
  • Екатеринбург
  • Иваново
  • Ижевск
  • Казань
  • Калуга
  • Киров
  • Липецк
  • Мурманск
  • Нижний Новгород
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Псков
  • Самара
  • Санкт-Петербург
  • Смоленск
  • Сыктывкар
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тула
  • Тюмень
  • Ульяновск
  • Уфа
  • Чита
  • Якутск
  • Полезные ссылки
  • Поиск




  • Выбор года
  • Текущий
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
  • 2011




  •   Благовещенск www.amur-news.ru  

    На земле и на небе: «Экипаж», «Авиатор» и другие книжные новинки апреля

    17.04.2016

    Середина календарной весны и ее фактическое начало в России — не самое подходящее время для долгих и тяжелых размышлений. Может быть, поэтому полки книжных магазинов в апреле активнее всего пополняются развлекательной литературой, часто с характерными кадрами из соответствующих кинофильмов на обложках. В этом году самой громкой такой новинкой стал «Экипаж», слегка опередивший свой широкоэкранный вариант. Тем не менее среди свежих изданий есть и гораздо более вдумчивое чтиво, как, например, очередной шаг на Олимп лауреата «Большой книги» Евгения Водолазкина или разминка для ума от австралийца Ричарда Флэнагана. А для читателей, любящих находить простое в сложном (и наоборот), вышел новый роман Кевина Алана Милна.

    ЕВГЕНИЙ ВОДОЛАЗКИН

    «Авиатор»: фаза медленного сна

    Заслуживший репутацию одного из самых многообещающих российских писателей современности Водолазкин может позволить себе самые непредсказуемые эксперименты. Широкий читатель уже немного знаком с его новым романом — фрагмент из «Авиатора», который еще год назад находился в процессе написания, стал текстом для «Тотального диктанта — 2015». Как и обласканный критиками «Лавр», эта книга наверняка претерпит множество переизданий и переводов на иностранные языки, а также станет участником ближайших гонок за самые престижные национальные премии в области литературы: хотя тот же «Лавр» по достоинству оценили и за пределами России. Впрочем, роман с названием «Авиатор» там наверняка будут ассоциировать с фильмом Мартина Скорсезе, и зря: лауреату «Большой книги», конечно, тоже близки жизнеописания, но пока они касаются исключительно сограждан.  

    Впрочем, новому произведению Водолазкина точно так же близок и магический реализм, уже опробованный и признанный действенным в российских условиях. Более того, для главного героя жизнь есть сон не только в метафизическом, но и во вполне буквальном смысле: перед тем, как открыть глаза в 1997 году, он пребывал в состоянии криогенного анабиоза примерно 60 лет. Размороженный в чуждой для него действительности россиянин ко всему прочему страдает амнезией, так что биографию свою восстанавливает по крупицам. Все эти «помню-не помню» и «сплю-не сплю» однозначно роднят роман Водолазкина с пелевинским монументом «Чапаев и Пустота», да и попавшие в сюжет исторические периоды тоже как бы намекают. Впрочем, герой на этот раз не совершает красивых литературных побегов, а наоборот, стремится вернуть себе самого себя. В российских 90-х он чувствует себя не пленником, а первопроходцем, которому выпало давать окружающему объяснения и названия.   

    В «Авиаторе» есть и детективная история, в центр которой поставлено убийство: впрочем, куда же без душегубства в революционной России, когда бы эти революции ни происходили. Но Водолазкин не позволяет себе и читателю слишком увлекаться пугающими подробностями, создавая в первую очередь жизнеутверждающую книгу. Стало быть, в ней нашлось место и любви, и вере, и надежде на то, что вынесенное в заглавие романа понятие вновь обретет осязаемый смысл. Читающая публика услышит в сказанном автором достаточно много нового, несмотря на почти телесериальную интригу и готовность писателя использовать простые и многократно проверенные приемы. Из, казалось бы, знакомого и очевидного он создает неповторимый узор, за изгибами которого с удовольствием проследит читатель. Не стоит забывать, что именно Евгения Водолазкина называют российским Умберто Эко.   

    РИЧАРД ФЛЭНАГАН

    «Смерть речного лоцмана»: куда ж нам плыть

    Перед нами произведение еще одного лауреата престижной премии, на этот раз  Букеровской. Австралийский писатель получил ее за роман «Узкая дорога на дальний север», который также вышел в свет на русском языке в 2016 году. «Смерть речного лоцмана» написана раньше: вторая по счету книга автора считается именно тем произведением, благодаря которому о нем заговорили не только на родине, но и за ее пределами. Ричард Флэнаган исследует в этом романе множество особенностей человека как личности. Для этого он, подобно Майклу Панке в «Выжившем», оставляет главного героя наедине с дикой и далеко не всегда дружелюбной природой. Дело происходит в Танзании, во многом сохраняющей свой первозданный вид, поэтому отматывать страницы истории далеко назад нет нужды. Альяз Косини, сопровождающий туристов во время спуска по Франклин-ривер, становится персональным лоцманом для каждого читателя.

    Одиночество героя — его намеренный шаг, продиктованный весьма печальными обстоятельствами. Во время очередного плавания один из туристов группы, ведомой Косини, падает за борт, и лоцман решает, что должен заплатить за произошедшее собственной жизнью. Флэнаган — истинный певец своей земли и своего народа: и если роман, отмеченный Букером, рассказывал об австралийцах, терпящих муки вдали от родины, то «Смерть речного лоцмана» посвящена хорошо знакомым автору местам. Давно ставшие шаблоном картины из прошлого, проносящиеся перед глазами человека на краю гибели, в этой книге превращаются в элемент искусного владения словом и воображением. Оказавшись полностью во власти могучей и непредсказуемой реки, герой видит множество эпизодов собственной жизни и жизни других: они переплетаются в одно пронзительное повествование о человеке и его поступках. Недаром в мире единогласно признали, что Флэнаган получил премию именно за глубину размышлений, а не за политически верные решения.

    «Смерть речного лоцмана» полна впечатляющих образов, правильнее даже будет сказать, что именно из них она и состоит. Читатель увидит, как среди непроходимой чащи зарождаются и вырастают города, как туземцы вынужденно меняют привычный быт, и как ужасны бывают человеческие поступки, продиктованные и бытом, и переменами в нем. Умирающий лоцман расскажет истории своей семьи и своей любви, которые также не смогут похвастаться изобилием счастливых глав. Тем не менее это отнюдь не ода пессимистическому взгляду на человечество: в центре повествования остается большая река, которая с одинаковой легкостью уносит хорошее и плохое в неизвестность. И она же становится отличным способом вернуться домой для того, кому больше, похоже, ничего и не нужно — и на этот раз вернуться навсегда.  

    ДАНИИЛ ЛЮБИМОВ

    «Экипаж»: несчастье помогло

    Издатель позиционирует этот роман как произведение, которое легло в основу одной из самых громких российских кинопремьер 2016 года — «Экипаж» выходит на экраны 21 апреля. При этом книга написана как вольный ремейк сюжета «Экипажа» Митты, перенесенного в наши дни. «Даниил Любимов» в данном случае воспринимается не как реальный человек, а как общий псевдоним для группы сценаристов фильма с Владимиром Машковым и Данилой Козловским: они же работали, к примеру, над сюжетом «Легенды № 17». Проще говоря, читателю предоставляется возможность заранее изучить все перипетии действия киноновинки. При всем старании, приложенном при литературной обработке, чувствуется, что книга создана далеко не опытной рукой. Зато в ней в избытке представлен экшен и гражданский вызов тем, кто заигрался во власть, что, безусловно, всегда актуально. Опять же визуальные образы для главных героев готовы — красота.

    Главный персонаж «Экипажа» летчик Алексей Гущин, как полагается, всей душой предан только небу, а ко всему, что творится на земле, относится с высокой степенью презрения и скепсиса. Именно поэтому он теряет работу в военной авиации и со скрипом пытается ужиться в гражданской: пока в процесс безжалостно не вмешивается землетрясение, в ходе которого все поймут, кто есть кто и с кем пойти в разведку. Прочную связь между небом и землей мы не впервые видим в литературе, но книгу Любимова не стоит спешить сравнивать с классическими произведениями Артура Хейли. Перед авторами представали слишком разные обстоятельства и слишком разные цели. Российский вариант не может позволить себе сосредоточиться на чем-то одном: в нескольких сотнях страниц герой должен не только спасти множество жизней, включая свою, но и с любимой объясниться, и негодяя по носу щелкнуть, и в глазах седеющего наставника стремительно вырасти. Чтобы разглядеть это в деталях, наверное, нужно последовательно осилить и книгу, и фильм.

    КЕВИН АЛАН МИЛН

    «Девять уроков»: о чем молчат мужчины

    Уверенно набирающий популярность среди русскоязычной аудитории американский писатель Кевин Алан Милн располагает неплохим запасом: к примеру, «Девять уроков» на родине автора вышли семь лет назад, а в России издаются впервые. Наш читатель сможет поставить на полку уже третью книгу с этим именем на корешке: к этому моменту Милн закончил уже шесть романов и останавливаться явно в ближайшее время не собирается. Это и ни к чему: по данным издателя, каждая из книг этого автора становится бестселлером, причем речь идет не только о США. Романы, написанные мужчиной о мужчинах, охотно раскупают женщины, и в этом, собственно, весь секрет. Герои Милна, хоть и не лишены недостатков и слабостей, все же представляют собой собирательные образы из девичьих мечтаний: по крайней мере, они готовы порой самыми странными способами преодолевать препятствия на пути к торжеству любви и счастья в семейной гавани. 

    В «Девяти уроках» таким препятствием становится страх отцовства. Главный герой впадает в ужас не от самого факта беременности его возлюбленной, а от того, что не сможет стать достойным родителем. За помощью и советом великовозрастный Огаст бежит к родному папаше, который предлагает ему поиграть в гольф. Количество аристократических уроков, вынесенное в название, соответствует, сами понимаете, чему. Российскому читателю, конечно, следует больше вникать в житейскую мудрость, а не в обстоятельства, при которых она преподается: впрочем, сама дилемма, возникшая в голове Огаста, достаточно интернациональна. Гольфом ее решать или лаптой — уже второй вопрос. Можно, впрочем, рассматривать это произведение, как объект классового неравенства: довольно забавно, когда быть человечными и терпеливыми учат вот эти подтянутые пенсионеры, за которыми по зеленым лужайкам носится мальчик с клюшками.   



    Внимание!
    При использовании материалов просьба указывать ссылку:
    «Новости регионов»,
    а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.region-news.info

    Все новости раздела






    © 2011-2014 "Региональные новости"
    info@region-news.info
    Информация об ограничении ответственности

    Ответственность за содержание данной новости несет ""

    Яндекс.Метрика

    Создание сайта, 2011«Экспресс-Интернет»
    Система управления сайтом«Экспресс-Веб»