Благовещенск

23 Июля 2017

Восьмой год подряд в Хинганском заповеднике  воспитанники двух соцучреждений живут во время каникул на живописнейшем озере Клешенское рядом с исчезающими журавлями. Акцию «Растем вместе» хранители природы проводят совместно с гидроэнергетиками. «Это очень символично: наши журавлята — из инкубаторских яиц, такие же сироты, у них много общего с детдомовскими ребятами», — говорят сотрудники станции реинтродукции редких видов птиц. Отсюда за 30 лет уже выпустили в природу  более 150 японских и даурских журавлей. 

ТекстФото 2
Вместо мам и пап

— Мы для них  родители, — нисколько не преувеличивая рассказывает, выпуская птенцов из вольера, ведущий зооинженер станции реинтродукции Хинганского заповедника Надежда Кузнецова. За 28 лет работы она уже вынянчила не один  журавлиный клин. — Птенцы  пока держатся возле нас — и купаются рядом в жару, и рыбу ловят. Но уже скоро будут как подростки: куда хочу, туда иду, и мы уже не будем авторитетом.

2750

японских журавлей насчитывается в целом в мире, 6,5 тысячи особей — даурских.  

Летом у журавлиных «нянь» появляются другие подопечные — воспитанники Новобурейской коррекционной школы-интерната N5 и Новорайчихинского  центра «Маяк», где выпускники детдома проходят адаптацию. Это подшефные учреждения Бурейской ГЭС. В целом здесь с середины июня побывали  16 ребят. В экосмену берут по 4 человека, гостят дети лишь неделю — пока птенцы маленькие. Краснокнижники не должны привыкать к человеку, иначе, повзрослев, не улетят. А пока же журавлята, как все детки, очень любопытные и  не боятся людей.

Самый старший появился на свет 19 мая, самый младший — 9 июня. Эти малыши вылупились из яиц, которые привезли на станцию из Окского питомника и Ижевского зоопарка. Заморских «золотых» в этом году не было. «Собирались выращивать больше птенцов, несколько лет сотрудничаем с чешским зоопарком города Брно, но из-за  птичьего гриппа в Европе разрешение на ввоз яиц нам  не дали», — поясняют на станции.

Новорожденные сначала живут в зимнем питомнике — в Архаре, с приходом тепла их переправляют в летний стационар, на озеро. Здесь пернатые под присмотром людей взрослеют, учатся добывать еду, адаптируются к природе.

Сейчас на станции 6 птенцов журавлей, появившихся на свет в этом году. Из них четыре   «японца» и два «даурца». Пятеро журавликов бегают на воле — каждый день выходят из вольера, на ночь возвращаются.

— Бомнак, Танга, Аюмкан, Селиткан, а этот Амфит, — перечисляет Надежда Васильевна. Именно она выбирает клички  журавлятам. — Японским по давно сложившейся традиции даем имена по названиям рек Амурской области, а даурцам — из древнегреческой мифологии. Бывало, как-то повторялось, но у каждого птенца все равно свой идентификационный  номер. 

Не обходится и без трагических случаев. Метеорекорды этого лета краснокнижные малыши переносили  плохо. Из-за аномальной жары умер один птенец — тут было около 40 градусов, а японские журавли очень чувствительны к высоким температурам.     

С возрастом одни переживания сменяют другие. «Поначалу было страшно крох кормить:  пинцетом косточки рыбьи убирали и каждому в клювик», — вспоминает зооинженер Ольга Сундеева, которая здесь уже третий год. Сейчас журавлята самостоятельнее, но их все равно подкармливают каждый час: рыбой, яйцами, творогом, овсянкой. Причем как сироток, так и семью, где родители воспитывают своего птенца.

Осторожно: взрослые!

7

дней длится экосмена, в каждой только 4 ребенка — журавлята не должны привыкать к людям.

Даурцы (мама, папа и малыш) живут в отдельном от журавлиного детдома вольере.   Близко подходить к ним нельзя: Мемфис и Антип ревниво охраняют свое чадо.   Грациозные взрослые питомцы недружелюбны и далеко не безобидны. 

— Семью выпускать будем, только когда уедут дети. На 2—3 часа на волю — чтобы родители учили птенца находить пропитание — собирать кузнечиков, насекомых, — поясняет Надежда Кузнецова. — Журавль — птица агрессивная, мы для них враги. Они  защищают свою территорию. А когда возбуждены, могут поранить и себя. 

Сила удара, говорят, такая, что и крупные мужчины устоять не всегда  могут. «Мемфис — моя любимица, тетка с характером, — присоединяется к разговору еще один сотрудник Николай Балан. — Давно получила травму: птенец ее вернулся, она хотела его отогнать, прыгнула на клетку и сломала клюв».

Учатся жить

Пока журавлята осваивают территорию вокруг озера, воспитанники интерната узнают об обитателях заповедника, помогают сотрудникам станции.   

— Нам рассказали, как ухаживать за журавлями, что они едят. Надежда Васильевна выпускает их, а мы накладываем корм, моем посуду, в вольерах чистим, — говорит 15-летняя воспитанница Новобурейского интерната Леня Дзюба. На вопрос, что больше всего запомнилось о краснокнижных птицах, быстро отвечает —  что журавли спят стоя в воде, поэтому когда идет опасность и если кто-то приближается, сразу чувствуют вибрацию и взлетают.

Ребята учатся и необходимой в жизни самостоятельности: готовят вместе со старшими завтраки и обеды, поддерживают порядок на кордоне.

— Я бы здесь жил годами —  красивая природа, воздух чистый. Мы встаем в 8 утра, пробегаем вокруг дома, зарядку делаем, плаваем, готовим себе — картошку жарим, уху вчера ели, — признается подросток, который собирается выучиться на повара и плотника. 

— Целый таз пончиков напекли, — добавляет его сверстница и будущий пекарь Катя  Забарина. Своей выпечкой юные хозяева угощают журналистов. 

Перезимуют подросшие журавлики в теплом здании питомника, а в апреле следующего года их выпустят на знакомую им территорию заповедника. Годовалые птицы в течение лета будут приспосабливаться к дикой природе. А уже осенью покинут свои пенаты.

Выживаемость выше, чем у путинских стерхов  

— В России только два проекта по выращиванию и выпуску журавлей на волю — стерхов в Окском питомнике, в котором, помните, участвовал президент Владимир Путин, и  наш, —  отмечает орнитолог Хинганского заповедника Михаил Парилов. 

Амурчане — единственные в стране восстанавливают популяцию исчезающих «японцев» и «даурцев» так называемым методом ручного воспитания в полувольных условиях. В роли птичьих наставников — люди. 

«Детей, выросших в интернатах, тоже нужно готовить к  жизни вне привычного учреждения: они не умеют решать бытовые вопросы, не знают цену деньгам».

«В Рязанской области костюмное выращивание белых журавлей: персонал переодевается в белый костюм, сотрудники не говорят человеческим голосом, включают магнитофонную запись призывных звуков журавлей,  на руку надевают муляж головы птицы —  и кормят их, — рассказывают зооинженеры. — У нас другой метод —  и он нам нравится!»

Выживаемость выпущенных с Клешенского озера на волю питомцев  высокая, с гордостью говорят сотрудники станции, даже больше, чем в мировой практике. Наших  журавлей встречают на зимовках в Корее, Китае и Японии — орнитологи узнают их по специальным пластиковым белым кольцам с номером. Есть свидетельства, что хинганские «выпускники» создают пары с дикими сородичами. Ну и, конечно, прилетают журавли на малую родину.

 — Мы учим птенцов, как выжить, адаптироваться в природе. Детей, выросших в интернатах, тоже нужно готовить к  жизни вне привычного учреждения: они не умеют решать бытовые вопросы, не знают цену деньгам. Поэтому и параллель с детскими домами, — говорит научный сотрудник Михаил Парилов. — Акция «Растем вместе», которую мы проводим при поддержке Бурейской ГЭС, помогает социализации этих ребят.

РусГидро также помогает закупать полевое снаряжение и оборудование для наблюдений за птицами, летнего стационара станции реинтродукции.