Чита

19 Июля 2017
В селе Засопка, в семье Лопаницыных, 15 мая 1938 года родилась красавица дочка. Назвали Маруся. У Михаила Афанасьевича и Натальи Игнатьевны было всего девять детей. Все талантливые, музыкальные: кто играет на баяне, кто на гармони, кто на гитаре, а кто и поет, и танцует.
Когда Маше было шесть лет, семья из Засопки переехала в поселок Торм на Черновские. Там Мария пошла в первый класс в школу № 25. Прекрасный голос ученицы сразу заметила учительница пения. Голосок тонкий, звонкий, а партию держит, не сбивается. Педагог просила стеснительную Машу: «Маруся, спой!». Запоет: «Тройка мчится, тройка скачет...» — мурашки по коже!
Семья Лопаницыных жила небогато, но дружно. Работал один отец. У Михаила Афанасьевича в трудовой книжке одна-единственная запись: «Принят в коммунальный отдел разнорабочим». Маме дел хватало дома: надо накормить всю свою ораву, подоить корову, накормить поросенка, кур. Выручала коровушка. Утром — по стакану молока, по кусочку сахара — и в школу. Остальное молоко на рынок. Вырученные от продажи деньги шли на покупку хлеба, сахара, мыла. Благодаря хозяйственной и трудолюбивой маме не  голодали.
Окончила Мария в школе № 25 четыре класса. Отцу выделили квартиру в поселке Сибирский, и с 5 по 10 класс училась в школе № 6. Часто вспоминает Мария, как отец брал с собой на покос в село Гангота. Там вместе с ним и старшим братом Василием косили сено для лошадей коммунального отдела. За перевыполнение плана на сенокосе Михаил Афанасьевич получал хорошую зарплату.
После окончания школы, в 1959 году, Мария устроилась подземной породоотборщицей на шахту «Восточная». Труд тяжелый, в три смены, не каждый мужчина выдержит. Домой ноги кое-как тащила. Но знала— надо так, ведь родителям необходима помощь от старших детей, а Мария была вторым ребенком в семье.
Как-то шахтеры поехали копать картошку, и Мария запела в машине. Слушали все, затаив дыхание. Сразу же предложили ей пойти в художественную самодеятельность. При шахте было два клуба: один в поселке Наклонный, где руководителем был Иван Бакуто, а второй — в поселке Сибирский. В этом клубе руководителем был будущий муж Марии -Анатолий Самороков. Здесь и раскрылся в полную силу талант будущей звезды« »Восточки«.
В 1963 году предложили пойти учиться в музыкальное училище г. Читы, что на ул. Калинина. Начала учебу на музыкальном отделении, но не сладилось. Надо было поступить на дирижерско-хоровое, но никто не подсказал. Учебы была не в радость, через несколько недель вернулась Мария на шахту.
Начальник подъема Сиразетдинов Григорий Романович предложил выучиться на машиниста подъема в свободное от работы время. Приходила в выходные дни на подъем и прямо там стажировалась. Наставником был Петр Баранов. Он всегда говорил: « Мария, работа машиниста очень ответственная, от нее зависит жизнь людей. Она требует максимум внимания. Надо так мягко поставить клеть в устье ствола, чтобы не травмировать шахтеров. Никаких резких движений, иначе клеть стукнется об устье ствола, и шахтеры могут сломать ноги». К самостоятельной работе не допускал, пока не «почувствовала» машину. В клети спускали в шахту и поднимали шахтеров, оборудование, лес. Постепенно овладела профессией. Стала лучшим машинистом подъема. Ее коллегами стали Муза Аркадьевна Гнедич, Валентина Васильевна Овчинникова, Зоя Латыпова.
Работа тяжелая, а дома надо было постирать, убраться, накормить двоих детей — Олю и Андрея, и — на репетицию. Пела всегда, везде и с удовольствием. В 1960 году Николай Николаевич Власов попросил встретить китайскую делегацию. Встречали Мария Саморокова и Любовь Меер. Китайских гостей сразила прекрасная внешность наших девушек, только языками прищелкивали: «Красивая!»
Работала Мария Михайловна на шахте до самого ее закрытия. 2 января 1985 года появилась вторая запись в трудовой книжке: «Уволена по сокращению штатов в связи с ликвидацией предприятия».
До пенсии оставалось всего полтора года, стажа много, а возраст еще не пенсионный. Опечалилась. Опять выручил Сиразетдинов Григорий Романович. Встретились они случайно, спустя неделю, спрашивает: «Нашла работу?». Мария отвечает: «Нет, не знаю, куда идти». Григорий Романович и говорит: «Иди на ЧМЗ, там наш шахтер Ефремов Владимир Васильевич начальником участка работает». Уже 12 января Мария Михайловна стажировалась на подъемном кране. Так стала машинистом мостового крана 4-го разряда и доработала до пенсии.
Дети выросли, у них свои семьи. Сидеть дома скучно. Подруга предложила поехать в ДК Железнодорожников, там идут прослушивания, набирают в хор ветеранов. Прослушали и пригласили в вокальный коллектив. И вот уже 21 год шахтер Мария Михайловна Саморокова является солисткой в хоре железнодорожников. С концертами побывали во многих районах Забайкальского края. Концерты дают бесплатные, везде хор принимают очень хорошо.
Только здоровье стало подводить: болят ноги, руки, плохо видит. Шахта дает о себе знать. Мария Михайловна говорит: «В любом случае буду петь. Песня — моя жизнь!»

Галина Скударнова, председатель первичной организации Совета ветеранов поселка Наклонный

На снимке: Мария Саморокова. Степан Клочко, Любовь Меер, 1960 год