Чита

18 Сентября 2017
А еще педагог, режиссер, сценарист... И все это Борис Ильич Кузник. Глядя на этого талантливого, умного, позитивного, неугомонного человека, до сих пор читающего лекции студентам, трудно поверить, что на днях ему исполнилось 90 лет! Где он черпает духовные и физические силы? Как ухитряется жить полной, насыщенной жизнью, невзирая на столь солидный возраст?
Найти свою Трою
Борис Кузник родился 17 сентября 1927 года в Оренбурге; спустя 4 года семья переехала в Саратов. Отец работал инженером-гидрологом, мама преподавала историю в школе, часто рассказывала домочадцам о фараонах, об Александре Македонском... Борис живо представлял себе героев этих повествований, рисуя в воображении древние города и баталии. И мечтал посвятить свою жизнь изучению прошлого нашего мира, участвовать в археологических раскопках. Возможно, подобно Шлиману найти свою Трою. Этот интерес подогревался и уроками истории Натальи Николаевны Мерцаловой.
— О, она была настоящей актрисой! Когда рассказывала о чем-либо интересном: Полтавской битве или боях гладиаторов, — она так загоралась, превращая обычный урок в спектакль!
Борис Кузник всегда с теплом и большим уважением отзывается о ярких, интересных людях, встреченных им на жизненном пути, будь то школьный учитель, коллега, писатель, рабочий, считая, что без них он бы не стал тем, кем сейчас является. Я же давно заметила, что этим свойством обладают очень талантливые, скромные люди, добившиеся больших успехов в профессии.
Мы беседуем в кабинете Бориса Ильича. Он только что вернулся с лекции, но, вопреки ожиданиям, его то и дело отвлекают: заглядывают коллеги, студенты, раздаются бесконечные звонки. Он терпеливо отвечает на вопросы, а затем, извинившись, продолжает разговор, всегда безошибочно возвращаясь к моменту, на котором был прерван диалог.
Донышки для снарядов
Шел второй год войны. Борис окончил 7-й класс и устроился работать токарем на оборонный завод. За станками стояли в основном мальчишки 12 — 15 лет. Смены продолжались по 12 часов. И за каждую нужно было сделать не менее 90 донышков. Ребята же ухитрялись перевыполнять план в два с половиной раза. Холод был такой, что приходилось обходиться без охлаждения деталей. Однажды раскаленная стружка попала в глаз подростку.
— Глаз отек, ничего не вижу, пошел к врачу глазному. Он понял, что глаз не поврежден, послал меня к хирургу. Но время уже заканчивалось. Опоздание на 20 минут — это все, ты прогульщик. Понимаю, что не смогу попасть по очереди, а если не прибегу на завод – это катастрофа. Бегу домой, хватаю пропуск, мчусь на завод.
За 20-минутное опоздание охранник отобрал у мальчишки пропуск, не поверив, что тот от врача, хотя нагноение и ожог являлись лучшим подтверждением слов. И только начальник цеха, увидев утром юного токаря, отработавшего ночную смену, вернул ему пропуск и отправил домой. Но к доктору Борис так и не пошел, возмущенный тем, что его обвинили во лжи. Всей душой презирая неправду, он не смог смириться с подобным оскорблением. Через год подросток подал заявление в авиационный техникум, одновременно поступил в вечернюю школу, не оставляя мечты о раскопках. Но когда пришло время поступать в институт, мама категорически воспротивилась выбору сына, заявив, что никаким археологом он не станет, а всю жизнь будет работать в школе. Друзья тем временем дружно подали заявления в медицинский, и Борис решил составить им компанию.
С «тройки» на «двойку», или как заинтересоваться предметом
В это трудно поверить, но когда-то Заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор, почетный заведующий кафедрой Читинской медакадемии, обладатель множества других научных званий даже подумывал бросить институт в первый год обучения. Шутка ли: зачет по латыни он сдавал 14 раз, экзамен по анатомии — трижды. Но однажды в домашней библиотеке своей соседки студент обнаружил книгу И. П. Павлова «Лекции о работе главных пищеварительных желёз», которую читал, как увлекательный роман,
— И я подумал, а что, если стать физиологом? Затем прочел книгу И. П. Павлова «Лекции по высшей нервной деятельности». «Я буду, как Павлов, изучать условные рефлексы!» А на II курсе лекции по нормальной физиологии читал любимец студентов, профессор Евгений Сергеевич Иваницкий-Василенко. Он окончательно меня покорил. Я по-настоящему увлекся физиологией. Я стал хорошо учиться. И выучился. И стал физиологом.
Первые 4 года после окончания института Борис Кузник работал участковым врачом, затем заведовал поликлиническим отделением в Каменск-Уральске Свердловской области, был главврачом детского отделения. В 1954 году защитил кандидатскую диссертацию, написанную еще в студенчестве.
Самая главная встреча
Стройный, высокий, новоиспеченный кандидат наук чувствовал себя настоящим героем, когда приехал в отпуск к родителям. Решив составить им компанию, он пошел в областной драмтеатр. По соседству оказалась симпатичная брюнетка, на вид – ученица 10-го класса. «Эх, была бы ты постарше!» — мысленно обратился к юной незнакомке Борис Ильич. Но разговорившись с девушкой, с удивлением узнал, что она окончила физический факультет Саратовского университета и уже три года работает на заводе инженером-конструктором.
— Я не поверил. Маленькая, а я всю жизнь любил маленьких девушек. Пошел провожать ее до дома и узнал, что завтра она собирается в консерваторию. Конечно же, «совершенно случайно» тоже оказался там. Потом она призналась, что приметила меня еще в гардеробе. Вот так! Это мой самый верный помощник, друг, самый близкий человек.
Думаю, многие читинцы не раз видели эту семейную пару на спектаклях и концертах, потому что Кузники всегда находятся в гуще культурной жизни.
Город, ставший судьбою
Когда Борис Кузник, пройдя конкурс на должность ассистента кафедры нормальной физиологии Читинского мединститута, решил уехать из Каменск-Уральска за тысячи километров, его друзья и знакомые крутили пальцем у виска, убеждая молодого врача в том, что это глухомань, где по улицам ходят медведи, а с деревьев прыгают рыси на головы прохожих. А еще это голодный край. Но все их красноречие оказалось напрасным, и вот уже поезд, везущий молодого врача, прибывает к перрону Читы.
— Я выхожу из вагона и вижу продавщицу, продающую мои любимые пирожки с ливером.. Покупаю один и радуюсь: «Господи, если здесь есть даже пирожки с ливером, так, наверное, от голода не умру!» Выхожу на Ленинградскую, там столько зелени! А мне-то говорили… Ну, правда, песчаная, деревянная, мостки. Дохожу до ул. Ленина, меня останавливает женщина и говорит: «Вы — Кузник»? Оказывается, это замректора по учебной части Александра Александровна Гончарова.
На вопрос о том, не жалеет ли Борис Ильич о своем выборе, он воскликнул:
— Да это же счастье! Никогда бы со мной ничего не случилось, если бы я попал в какой-то другой институт, другой коллектив.
Действительно, именно в Чите в полной мере раскрылся талант ученого. Борис Кузник – один из основателей нового отечественного направления в биологии и медицине, связанного с изучением форменных элементов крови и сосудистой стенки в регуляции системы гемостаза. Он соавтор учебника для студентов «Физиология человека», выдержавшего 5 изданий, за работу над которым был удостоен премии Правительства РФ. На счету ученого около тысячи научных статей и 30 монографий. За время работы в академии он подготовил 25 докторов и 105 кандидатов наук. Прибавьте к этому еще большую общественную работу. В 2002 году за заслуги перед нашим городом Борис Кузник был удостоен высокого звания «Почётный гражданин города Читы».
— Я безумно люблю Читу, Забайкальский край. Но, не исключено, что я его покину. Вполне возможно, что мы уедем к дочери в Израиль. Но это будет для меня и жены настоящей трагедией… Жена считает, что она вытянула счастливый билет, приехав сюда. А я вообще не представляю свою жизнь без Читы, без Забайкалья...
«Бицепс» — любовь моя
Так называется книга, написанная Борисом Кузником о студенческом театре, которым он руководил более 20 лет. Начало же творческому коллективу было положено в 1965 году, когда группа студентов-второкурсников обратилась к нему с просьбой помочь организовать «вечер юмора и сатиры, да так, чтобы »все умирали со смеху«: »Вы так остроумно читаете лекции, что мы решили прийти к вам«. И вот уже через месяц зрители буквально падали с мест от смеха. Колоссальный успех заставил продолжить начатое, и вскоре театр завоевал большую популярность. Он получил название самой сильной мышцы в организме — »Бицепс«, потому что самодеятельные артисты верили в себя, в свои силы. И не напрасно: за годы существования театра было показано 40 спектаклей, некоторые из них шли более 200 раз, и всегда при переполненном зале. »Бицепс« много раз становился лауреатом Всесоюзных конкурсов и даже лауреатом Международного конкурса студенческих театров, а юных артистов приглашали в профессиональные театры.
Пишите! Обязательно пишите!
Сентябрьское солнце заглядывает в окно, словно приглашая пройтись по аллее, утопающей в золоте листвы. И разговор плавно перетекает в литературное русло. Борис Ильич вспоминает, какие дивные стихи писал его брат Виктор — прекрасный хирург и замечательный поэт, ушедший из жизни в 53 года. Сам же Борис Ильич — автор 10 книг, среди которых: «Джуна, Ванга и другие», «Если бы фараоны заговорили», «Дели делает р-р-ры», «В начале пути»...
— Никогда бы не стал писателем, если бы не дружба с Георгием Рудольфовичем Граубиным. Я ему рассказывал о своих поездках, о работе с Джуной. «Пишите, пишите, пишите!» Заставил. И когда я написал первую книгу — «Джуна, Кашпировский и другие», он показал рукопись директору Иркутского издательства Юрию Бурыкину. Тот за ночь ее прочел и сказал: «Все, мы ее печатаем!»
Георгий Граубин настоял также, чтобы начинающий литератор написал о своих путешествиях. А путешествий этих было очень много. Борис Кузник ездил на симпозиумы в Северную Корею, Китай, Францию, Португалию, Италию, Грецию, Швейцарию, Египет, США, Аргентину, Израиль и в другие страны. Понятно, что из каждой поездки он привозил множество впечатлений, с которыми не терпелось поделиться с окружающими. Так родилась книга «Из дальних странствий возвратясь». Также Борис Ильич — автор двух пьес, поставленных на сцене Забайкальского драматического театра.
Поезд милосердия
Энергичный, отзывчивый, Борис Кузник никогда не проходит мимо чужой беды. Не удивительно, что в конце 80-х годов прошлого столетия он стал инициатором открытия областного отделения Российского фонда милосердия и здоровья, бессменным председателем которого являлся долгие годы. В трудное время Фонд обеспечивал поддержку малоимущих слоев населения, уделяя особое внимание детям и воспитанникам детских домов.
— Открыли мы счет, и я обратился к забайкальцам: «Вас миллион, если по рублю внесете, в фонде уже будет миллион». Но по рублю не вносили, зато откликнулись такие люди, как А. И. Довгяло, Л. Е. Гуревич, другие предприниматели. В начале 90-х мы организовывали поезда милосердия. Я собирал самых лучших врачей, профессоров. Также давали объявления по радио и телевидению, люди приносили вещи, книги. Мы отвозили их в детские дома, в дома престарелых. Объезжали от Петровска-Забайкальского до Могочи, Борзи, Забайкальска. Большую материальную помощь оказывал Ю. Б. Уцын.
Участники «поездов милосердия» проводили огромную работу. И все это — на общественных началах. Сам же Борис Ильич пожертвовал Фонду практически всю Государственную премию, о чем я узнала от его коллег.
Вообще, складывается впечатление, что этот человек довольно далек от стремления к материальным благам, отдавая предпочтение духовным ценностям. Не в этом ли и кроется секрет здорового долголетия? Он не разменивается по мелочам, не сжигает свою душу из-за зависти и злобы, которые ему абсолютно не свойственны, а живет тем, что интересно: работой, помощью окружающим и никогда не идет на сделку с собственной совестью. А еще всегда находит время на любимые увлечения, хотя литературу уже не назовешь хобби, поскольку Борис Кузник — член Союза писателей России. Да, он привык все делать с полной отдачей сил, потому что очень любит жизнь.
От души поздравляем Бориса Ильича с 90-м Днем рождения, желаем крепкого здоровья, бодрости, оптимизма, всего самого доброго и светлого!



Оксана Сидоренко
Фото автора