Сыктывкар

5 Апреля 2016
Фото Ирины Кнутас

В понедельник вечером в читальном зале Национальной библиотеки яблоку негде было упасть. Сотрудники вносили и вносили дополнительные стулья: количество желающих послушать бывшего воркутинца, а ныне жителя немецкого Штутгарта Виктора Гагина стремилось к двум сотням.

Знатока и носителя настоящей русской культуры в Коми считают апологетом авторской песни. Именно он стоял у истоков "очага культуры в Коми", воркутинского клуба "Баллада", в котором за честь считали выступить самые знаменитые барды России. "И считали подвал, где располагался клуб лучшим местом на Земле", - подчеркнул земляк и друг Виктора Гагина, министр промышленности Коми Николай Герасимов, уговоривший его по дороге из Воркуты завернуть в Сыктывкар.

"Хороший парень" Витя Гагин, по словам министра, нечасто бывает в России, но его удалось уговорить заехать в Сыктывкар.

- Сам напросился, - отшутился бард.

Н.Герасимов представил товарища как уникального человека, знатока поэзии и литературы. Упомянув "Балладу", открывшуюся в Воркуте 35 лет назад, он сообщил, что ее члены выходили за рамки авторской песни, создавая спектакли, издавая книги. За рамки авторской песни во время сыктывкарского концерта традиционно вышел и Виктор Гагин, сопровождая каждую литературными анекдотами в истинном значении этого слова, рассказывая об авторе - серьезно и шутливо, и - всегда иронично - о себе.

В отличие от Воркуты, где Гагин дал трехчасовой концерт, в Сыктывкаре поклонники его творчества смогли насладиться лишь полуторачасовым общением с мэтром - при том, что руководство библиотеки закрыло глаза на то, что "час икс", когда все должны были покинуть читальный зал, отодвинулся минут на двадцать. Слушатели с тоской поглядывали на часы, успокаивая себя и любимого артиста: "Еще час... Еще полчаса... Двадцать минут"...

Чтобы сэкономить время, Виктор Гагин попросил зал не тратить время на аплодисменты. Зал послушался, но смог быть сдержанным лишь пару песен: за каждую благодарили, не жалея ладоней, а в конце и вовсе устроили ему овацию.

Начав с Ланцберга и "геологической" песни, написанной в 50-х годах прошлого века, он рассказал, как будет построен концерт.

- В Германии есть город Карлсруэ. Нормальный человек это слово не выговорит, поэтому русские в Германии называют его "Кастрюлей". Там дважды в год проводят фестиваль авторской песни, который собирает по 5-7 тысяч зрителей. Однажды они пригласили меня в качестве маэстро. Я думал, что же петь, и решил просто идти по алфавиту. Но буква "А" оказалась такой интересной, что я решил на ней остановиться", - пояснил бард.

Недавно он одолел и "Б". Воркутинцам он смог показать обе программы, а вот сыктывкарцам достались лишь фрагменты. Евгения Аграновича в исполнении Гагина сменил Саша Айзенберг, того - череповчанин Толя Акиншин. До эмиграции Гагин несколько лет прожил в Череповце. На это время пришлись страшные 90-е, потери которых историки сравнивают с потерями в гражданской войне. Не выдержал и Акиншин, добровольно ушедший из жизни. Сережа Алексеев, Татьяна Алёшина... "Алешковского пропустим - это классика, это вы все знаете... Анчарова в интернете послушаете"... Поэтов и композиторов бард часто называл не полными именами: с большинством он знаком лично, со многими дружен.

Благодаря саратовцу Виктору Байраку, впечатлившему самого Окуджаву, и его песне "Про электриков", сыктывкарцы узнали, что сам Гагин трудится в Штутгарде по этой специальности - и будет трудиться, согласно немецкому пенсионному закону, до 67 лет. "Скоро и вас это ждет", - проявил он осведомленность в последний российских законодательных тенденциях.

На "Б" оказались Серей Бальцев и "Саша" Бегназаров, Игорь Белый, поломавший систему и вернувшийся из эмиграции обратно в Москву, шестидесятники-"хулиганы" и их представитель Константин Беляев с песней про ассенизаторов, драматичная песня Берковского "Варшавское гетто 43-го года", Благословенский и Бекчинтаев, воркутинец Юрий Божко, все свое творчество посвятивший любви к одной женщине.

Попрощавшись со второй буквой алфавита, бард позволил себе попеть "для души". Окуджавского "музыканта" он посвятил одной из внучек, профессионально играющей на скрипке и альте. "Все, у кого есть дети, - учите их музыке", - призвал он зал.

Закончил он концерт песнями "любителя цивилизации", воркутинца Игоря Делова, Михаила Щербакова и Андрея Широглазова, который, никогда не бывав в Штутгарте, точно описал его в песне с помощью интернета, и подарил ее Гагину.

Звучал и Пушкин, его "Дорожные жлобы": композиции по Пушкину Виктор Гагин ставит с детьми из православной общины Штутгарта. "Русскоязычных там 50 тысяч, но моя аудитория - 100-200 человек. А общаться хочется. Например, весь набор моих врачей - русские. Ну, а пообщаться можно в двух местах: в синагоге, куда мы ходим за хорошим русским языком, и в православной общине", - поведал Гагин. Одна мама плакала у него на плече, когда ее дочь, родившаяся в Германии и воспитывающаяся в агрессивной языковой среде, без запинки пропела "коленнопреклоненный" - эпитет из песни Окуджавы "А молодой гусар...".

Перед отъездом в Германию Виктор Гагин даст еще несколько концертов в России: следующая его остановка - в Подмосковье.

Полина Романова